Как умирают врачи от рака. О том, чего не знают пациенты.

Много лет назад Чарли — широко известный ортопед и мой учитель — обнаружил образование у себя в животе. Обследование показало, что это образование — рак поджелудочной железы. Хирург, который обследовал Чарли, был одним из лучших в стране, мало того, он был автором уникальной методики при раке поджелудочной железы, утраивающей пятилетнюю выживаемость (с 5% до 15%), хотя и при низком качестве жизни.

Но Чарли всё это было неинтересно. Он выписался домой, закрыл свою практику, и оставшиеся несколько месяцев своей жизни провёл с семьёй. Он отказался от химиотерапии, от облучения, от оперативного лечения. Страховой компании не пришлось сильно на него потратиться.

Доктора тоже умирают, данный факт почему-то редко обсуждается. Кроме того, доктора умирают не так, как большинство американцев — медики, в отличие от всех остальных, гораздо меньше пользуются услугами медицины. Всю жизнь врачи борются со смертью, спасая от неё своих пациентов, но встречаясь со смертью сами, они часто предпочитают уйти из жизни без сопротивления. Они, в отличие от остальных людей, знают, как проходит лечение, знают возможности и слабости медицины.

Врачи, конечно, не хотят умирать, они хотят жить. Но они больше других знают о смерти в больнице, знают то, чего боятся все — умирать придётся в одиночестве, умирать придётся в страданиях. Врачи часто просят родственников, чтобы, когда придёт время, никаких героических мер по спасению не предпринимали. Врачи не хотят, чтобы в последние секунды их жизни кто-то ломал им рёбра, проводя сердечно-лёгочную реанимацию.

Большинство медиков за свою карьеру часто встречаются с бессмысленным лечением, когда для продления жизни умирающих используются последние достижения медицины. Больные умирают, изрезанные скальпелями хирургов, подключёнными к различной аппаратуре, с трубками во всех отверстиях организма, накачанные различными препаратами.

Цена такого лечения составляет иногда десятки тысяч долларов в день, и за такую огромную сумму покупается несколько дней ужаснейшего существования, какого не пожелаешь и террористу. Я уж не помню, сколько раз и сколько врачей говорили мне разными словами одно и то же: «обещай мне, что если я окажусь в таком состоянии, ты позволишь мне умереть». Многие медики носят специальные медальоны со словами «не реанимировать», некоторые даже делают татуировки «не реанимировать».

Как мы дошли до такого — медики оказывают помощь, от которой на месте больных бы отказались? Ответ с одной стороны прост, с другой сложен: больные, врачи и система.

Какую роль играют больные? Представьте себе ситуацию — человек теряет сознание, его кладут в больницу. В большинстве случаев родственники к этому не готовы, перед ними стоят трудные вопросы, они растеряны, они не знают, что делать. Когда врачи спрашивают родственников, надо ли делать «всё», ответ, конечно — «делайте всё», хотя на самом деле обычно имеется в виду «делайте всё, что имеет смысл», а врачи, естественно будут делать всё, что в их силах — неважно, разумно это или нет. Такой сценарий встречается очень часто.

Дополнительно осложняет ситуацию малореалистические ожидания. Люди слишком много ожидают от медицины. Например, не медики обычно считают, что сердечно-лёгочная реанимация часто спасает жизнь больному. Я лечил сотни больных после сердечно-лёгочной реанимации, из них только один вышел своими ногами из больницы, при этом сердце у него было здоровое, а остановка кровообращения у него произошла из-за пневмоторакса. Если сердечно-лёгочная реанимация проводится пожилому тяжелоболеющему пациенту, успех такой реанимации стремится к нулю, а страдания больного в 100% случаев ужасны.

Роль докторов также невозможно преувеличить. Как объяснить рыдающим родственникам больного, которых впервые видишь, что лечение не принесёт пользы? Многие родственники в таких случаях думают, что врач экономит деньги больницы или ему просто не хочется возиться с трудным случаем.

Иногда в происходящем не виноваты ни родственники, ни врачи, достаточно часто больные становятся жертвами системы здравоохранения, которая поощряет избыточное лечение. Многие доктора боятся судебных исков и делают всё возможное, чтобы избежать проблем. И даже, если все необходимые подготовительные меры были предприняты, система всё равно может поглотить человека. У меня был пациент по имени Джек, ему исполнилось 78 лет, и за последние годы своей жизни он перенёс 15 больших операций.

Он сказал мне, что никогда, ни при каких обстоятельствах не хотел бы быть подключённым к аппаратуре, поддерживающей жизнедеятельность. Однажды в субботу у него произошёл массивный инсульт, в бессознательном состоянии его доставили в больницу. Жены Джека рядом не было. Джека реанимировали и подключили к аппаратуре. Кошмарный сон стал явью.

Я приехал в больницу и принял участие в его лечении, я позвонил его жене, я привёз с собой его амбулаторную историю болезни, где были записаны его слова насчёт поддержания жизнедеятельности. Я отключил Джека от аппарата и оставался с ним, пока он не умер через два часа. Несмотря на задокументированную волю, Джек умер не так, как хотел — вмешалась система. Мало того — одна из медицинских сестёр написала на меня жалобу властям, чтобы они расследовали отключение Джека от аппаратуры жизнеобеспечения, как возможное убийство.

Из этого обвинения, конечно, ничего не вышло, так как желание пациента было достоверно задокументировано, однако полицейское расследование может запугать любого врача. Я мог бы пойти более лёгким путём, оставить Джека подключённым к аппаратуре и продлить его жизнь и его страдания на несколько недель. Я бы даже получил за это немного денег, правда, при этом расходы Медикэйр (страховой компании) увеличились бы примерно на полмиллиона долларов. В целом, неудивительно, что многие доктора предпочитают принять менее проблематичное для них решение.

Но доктора не позволяют применять такой подход к себе. Почти все хотят умереть мирно дома, а с болью научились справляться и вне больницы. Система хосписов помогает людям умереть с комфортом и достоинством, без ненужных героическо-бесполезных медицинских процедур. Как ни удивительно, исследования показывают, что больные в хосписе часто живут дольше, чем пациенты с аналогичными заболеваниями, которых активно лечат.

Несколько лет назад, мой старший двоюродный брат Торш (Torch — факел, фонарь) — он родился в домашних условиях, и роды принимали при свете ручного фонаря — так вот у Торша случились судороги, обследование показало, что у него рак лёгкого с метастазами в мозг. Мы с ним посетили нескольких специалистов, их вывод был такой — при аггрессивном лечении, которое бы включало посещение больницы 3-5 раз в неделю для введения химиотерапии, он мог бы прожить ещё четыре месяца. Мой брат решил отказаться от лечения и только принимал препараты от отёка мозга. Он переехал ко мне.

Следующие восемь месяцев мы провели вместе, как когда-то в детстве. Мы съездили в Диснейленд — он там ни разу не был. Мы гуляли. Торш любил спорт, он с удовольствием смотрел спортивные передачи. Он ел мою стряпню и даже набрал немного веса, потому что ел свои любимые блюда, а не больничную пищу. От боли он не страдал, настроение у него было хорошее. Однажды утром он не проснулся. Три дня он оставался в коме, больше похожей на сон, а потом умер. Его медицинский счёт за восемь месяцев составил двадцать долларов — цена препарата от отёка мозга.

Торш не был врачом, но понимал, что важно не только продолжительность жизни, но и её качество. Разве большинство людей с этим не согласны? Качественная медицинская помощь умирающему должна быть такой — дать больному умереть с достоинством. Что касается меня, мой врач уже знает мою волю: никаких героических мер предпринято быть не должно, и я как можно тише уйду в эту спокойную ночь…

Высказывания хирурга-онколога, от которых волосы встают дыбом.

Его зовут Марти Макарей, и он хирург-онколог. Читая его высказывания, важно помнить, что это практикующий врач, работающий в системе и верящий в неё. Это делает его высказывания ещё более шокирующими:

Каждому четвёртому пациенту стационара причиняется вред из-за врачебных ошибок…
Одного кардиолога уволили из-за его утверждения о том, что 25% электрокардиограмм неправильно интерпретируются…
Прибыль врача зависит от количества проведённых им операций…
Почти половина методов лечения ни на чём не основаны. Другими словами, почти половина методов лечения не основываются на каких-либо значимых и подтверждённых результатах исследованиях…
В более чем 30% медицинских услуг нет необходимости…
Я знаю случаи, когда пациентам намеренно не сообщали о максимально бескровном методе операции для того, чтобы врач имел возможность полноценно попрактиковаться. При этом врач надеялся, что пациент ничего не узнает…
Врачебные ошибки находятся на пятом-шестом месте среди причин смертности, точная цифра зависит от способов подсчёта…
Задача врача — предложить пациенту хоть что-нибудь, даже если врач уже ничем не может помочь. Это финансовый стимул. Врачам нужно платить за оборудование, купленное в кредит… Иначе говоря, у нас дорогое оборудование, и чтобы платить за него, им надо пользоваться…

Коллега доктора Макарея по госпиталю — Барбара Старфилд. Она раскрыла общественности следующие факты:

Ежегодно от результатов прямого врачебного вмешательства умирают 225 тысяч пациентов.
Сто шесть тысяч из них умирают в результате употребления официально одобренных лекарств.
Остальные 119 тысяч — жертвы ненадлежащего медицинского ухода. Это ставит медицинское вмешательство на третье место среди причин смертности.

Как врачи ради наживы калечат миллионы здоровых людей.

Как ни скрывай истину за частоколом Нобелевских премий, но академическая наука, по крайней мере, в её отрасли, связанной со здоровьем человека, появляется всё больше и больше признаков неминуемого краха. В первую очередь, это — крах мировоззрения. Голый материализм ввёл как саму науку, так и всё человечество в глубочайший системный кризис. Теперь, когда во всём мире здоровье людей поставлено в угоду рынку, эта сторона кризиса проявилась наиболее отчётливо.

Потрясающие своей необычностью для нашего времени откровения о преступлениях «убийц в белых халатах», патронируемых рокфеллеровской ВОЗ. Убийства ради наживы. Эти откровения — не домыслы борцов за светлое будущее, а данные, напечатанные в американском правительственном отчёте о практике лечения здоровых людей от несуществующего у них рака. Лечения дорогостоящего, с тяжелейшими последствиями и часто вызывающими у ни в чём неповинных людей настоящий… рак.

В отчёте Национального института онкологии, США, официально признано: миллионам человек проставляли ложный диагноз и лечили «от рака».

В отчёте Национального института онкологии (NCI), США, признано, что за несколько последних десятилетий значительное число людей, подвергнутых курсу лечения от рака, могли вообще не быть поражёнными этой болезнью!

Это исследование по заказу правительства США, опубликованное в электронном издании журнала Американской медицинской ассоциации JAMA, выявило, что постановка как ложного, так и несуществующего диагноза, якобы рака, оба действия явились двумя главными причинами всё усиливающейся эпидемии этой болезни. И подобные диагнозы привели к бесполезному лечению миллионы здоровых людей, которым проводили химиотерапию, хирургическое вмешательство или рентгенотерапию.

В докладе указаны совершенно шокирующие способы, как были продиагностированы многие виды «раковых» заболеваний. К примеру, рак молочной железы нередко таковым не является, а чаще всего это — нестрашное доброкачественное образование (ductal carcinoma in situ, DCIS). Тем не менее, миллионы и миллионы женщин с этим доброкачественным образованием были ложно продиагностированы как заболевшие раком, и, соответственно, им назначалось (далеко не безвредное) лечение от того, что, вероятно, никогда бы в их жизни не причинило проблем здоровью.

То же и с мужчинами, когда ещё неопасное заболевание простаты (high-grade prostatic intraepithelial neoplasia, HGPIN) обычно лечилось так, как будто это уже был рак.

«Существующая онкологическая практика в Соединённых Штатах нуждается в серьёзных реформах и инициативах, чтобы покончить с проблемой ложных устрашающих диагнозов и ненужного или избыточного лечения якобы от рака, что следует из сообщения рабочей группы, назначенной Национальным институтом онкологии, — поясняет Medscape.com по поводу опубликованного отчёта. — Но ещё более драматично звучит предложение рабочей группы, которая считает, что некоторые показатели возможного заболевания раком, такие, как наличие DCIS или HGPIN, вообще следует исключить из списка раковых заболеваний».Классическое лечение от рака в очередной раз показано, как главная причина, вызывающая… рак.
Эти шокирующие признания, учитывая, что NCI является финансируемым правительством агентством, которое активно поддерживает классические модели диагностики и лечения рака, даже тогда, когда эти методы заведомо непригодны. Но ещё хуже то, что миллионы и миллионы человек подвергались лечению ядовитыми препаратами и вреднейшим излучением, тогда как у них не было никакой онкологии. Зато такое лечение приводило к возникновению действительно раковых заболеваний и даже смерти.

Оказывается, вся концепция «ранней диагностики» порочна в самой своей сути, потому что современные методы постановки диагноза не позволяют различать доброкачественные клетки от раковых. Это означает, что множеству пациентов поставили ложный онкологический диагноз, и что эти люди заработают настоящее раковое заболевание как результат лечения от рака. Которого первоначально у них вообще не было, и это явление доказывает полную абсурдность всей модели.
«Даже в случае обнаружения доброкачественной опухоли, результатом её хирургическоой изоляции или лечения методами химио- или рентгенотерапии будет, и это широко известно, развитие внутри неё более мощных и более злокачественных раковых клеток из того незначительного количества, которое там находились до лечения», — объясняет Сэйер Джи (Sayer Ji) для издания GreenMedInfo.com.

«В качестве примера, лишь недавно исследовательским онкологическим центром UCLA (UCLA Jonnsson Comprehensive Cancer Center ) было обнаружено, что длина волны рентгеновского излучения, применяемого против рака молочной железы, трансформирует эти клетки в гораздо более опасные раковые стволовые клетки, т.е. такие, лечение которых нанесёт в 30 раз больше вреда пациенту».

Приходя к некоторым знакомым в гости я вижу иногда ящики всяких лекарств, даже у людей не связаных с медециной. В Америке видеться статистика на государственном уровне и там более 50% людей умирают так сказать после медицинского вмешательства, грубо говоря уходят в мир иной при помощи врачей. У нас такой статистики никто не ведет и при нашем уровне «здравоохранения» можно догадываться какие у нас проценты, да многие наверное в жизни сталкивались среди своих близких и родных. Если у вас заболела спина и голова, то это вам напоминание что надо что-то менять в своей жизни (привычки, мысли, характер и т.д.) , если не всё.

Никогда не отдавайте своих любимым в больничные лагеря смерти. В больницах умирают не только все те, кто должен умереть, но и большой процент тех, кто казалось бы никак не мог умереть, потому что официальную медицину контролируют враждебные гоям человекообразные создания, имеющие принципиальную философию и «ре-лигию» уничтожения гоев, персонал ими индоктринирован и поставлен в такие условия, чтобы из больницы вообще живой гой не ушёл. Не ожидали такой постановки вопроса?

Вы знаете какое явление самое опасное в мире для жизни любого человека? — Больничный воздух! Вы знает слово «МИАЗМЫ»? Так вот это оно и есть. Воздух любой больницы — это и есть МИАЗМЫ! Он кишит болезнетворными бактериями, которых не могут уничтожить никакие антисептики.

Я вам даже сообщу такой широко известный среди врачей факт, что хирурги, анестезиологии и медсёстры хирургических отделений больших больниц долго не живут. Нельзя долго прожить просто даже только дыша миазмами. Надрывается и падает собственный иммунитетет медперсонала, и сам персонал выкашивается от странных болезней неизвестных медицине вообще. Всем это «до лампочки». Официальная медицина смотрит только в том направлении, куда ей приказывают. Я вспоминаю сколько моих сослуживцев гикнулось за последние 30 лет — это страшное дело. Это кладбище. И никому — ничего. Никакого общественного осознания этих ужасных фактов. Как будто так и надо. Только всё хуже и хуже. Поэтому я и подымаю свой голос.

error: Content is protected !!